Книжные новинки

Как заполучить принцессу
Карен Хокинс
Лаурелин Макджи
Наталья Черемина
Амелия Грей
Дженнифер Доусон
Дженни Баркли
Джейсон Мотт
Джорджетт Хейер
Сабрина Йорк
Элис Петерсон
Тереза Ромейн
Пола Брекстон
Элисон Уэйр
Кэтрин Уэбб
Рэнделл Уоллес
.

Кто на сайте?

Сейчас 34 гостей онлайн
Браки в Англии 16-18 века
Автор: Administrator   
29.12.2008 13:35
Индекс материала
Браки в Англии 16-18 века
1
2
3
Все страницы

У реки Флит Дитч в Лондоне в начале 18 века было расположено 40 Домов бракосочетания. На зданиях вывешивались таблички с изображением женской руки, вложенной в мужскую, и надписями: "Здесь заключаются браки". Партнеры по бизнесу, священники и владельцы таверн, вместе рассылали по городу мальчишек и разных уличных бездельников навязывать свои услуги прохожим. Женщины при этом проявляли особое упорство, хватая людей за рукава и спрашивая: "Сэр, не хотите ли зайти и жениться?" 

  Заинтересовавшаяся идеей сочетания браком парочка проводилась в здание, например, в самый известный Дом бракосочетания "Рука и перо" у Флитского моста. Растрепанная женщина с журналом для регистрации сопровождала жениха и невесту через пропитанный табачным дымом и запахом пива коридор в комнату, переделанную в часовню. Если даже на улице в это время наступал вечер, стрелки на комнатных часах все равно показывали девять утра, так как по закону брак можно было заключать только с 8 утра до полудня. Пасторами, заключавшими брак, были или низложенные священнослужители, или бывшие узники долговой Флитской тюрьмы. 
  Кто бы ни являлся в качестве пастора, он обязательно приносил поддельное свидетельство о браке с королевским гербом, но без печати и с пробелами для имен, вступающих в союз. Эти документы любезно предоставлял чиновник уполномоченного часовни Флитской тюрьмы и даже вносил данные о подпольном браке в регистрационный журнал тюрьмы, чтобы они казались официальными.
  Дома бракосочетаний являлись доходными коммерческими предприятиями, идеальным местом для обхода указа 1694 г., постановившего взимание налогов с брачных услуг, что подразумевало наличие штампа на каждом документе и свидетельстве. Подпольные браки разрушали попытки государства забрать брачный бизнес у церкви. Во Флитской тюрьме, например, даже сдавались тюремные камеры священнослужителям для проведения церемоний бракосочетания без всяких ограничений, налогов и санкций. Согласно закону 1696 г., штраф за проведение незаконных бракосочетаний составлял 100 фунтов. Но так как некоторые из священников все равно должны были сидеть в тюрьме из-за долгов, для них это не имело большого значения, и они не упускали возможности подзаработать. В подпольных церемониях, естественно, игнорировались основные требования англиканской церкви к проведению обряда. 
  По канону 1604 г., браки должны были заключаться открыто, в приходе, с публичным оповещением о предстоящем событии за три недели до торжества. Альтернативой этому было получение от церковных властей разрешения с государственной печатью. Однако большинство лондонцев предпочитало подпольные услуги, несмотря на их незаконность. В 1700 г. 2251 брак (примерно треть от обычного числа) праздновался в убогих условиях Флита. Желавшие заключить союз шли туда непрерывным людским потоком из обедневших приходов. Были среди них и люди с положением, но подавляющее большинство составляли ремесленники, рабочие, извозчики, лодочники, торговцы, держатели гостиниц и бродяги, купившиеся на обещание низких плат за услуги.
  Некоторые таили коварные намерения. Например, если дядя хочет расписаться с племянницей, он обращается во Флит; женщина, соблазненная чарами сводного брата, наверняка станет клиенткой подобного рода заведения. Сюда же приходят слуги и подмастерья, не имевшие права вступать в брак из-за статуса безработных; вдовы, не желающие делиться деньгами и привилегиями с новыми мужьями; отчаявшиеся парочки, которым отказали в приходах из-за крайней бедности; моряки, сходившие на берег в городе-порту, чтобы наспех заключить один или несколько браков. Бедняки, чтобы совершить сделку, могли заложить свадебное кольцо или отказаться от свидетельства и остаться "наполовину женатыми".
  Дешевизна во Флите обязательная черта бракосочетания, так же, впрочем, как быстрота и секретность: "Без лишней траты времени, сложностей и осведомления друзей".
  С потрепанным молитвенником в руке, распространяя запах перегара, пастор наспех проводил сокращенную версию брачной службы. Церковный канон требовал доскональности, но здесь она была неуместна. Можно было обойтись и без формальностей, лишь бы не забыть записать фамилии новобрачных, конечно, если брак не тайный и нуждается в учете. Сведения можно внести какие угодно, и благодаря фальсификации даты будущий ребенок становился законным.
  Вольное изменение дат рождения, смерти и вступления в брак проходило безнаказанно, хотя закон карал за подобные преступления штрафом в 100 фунтов. Для создания вида законности Дом бракосочетания вел журнал, которым, кстати, можно было воспользоваться в своих целях. Какая девушка застрахована от незапланированной беременности? Благо есть куда обратиться, чтобы избежать презрения друзей и соседей. За полкроны можно купить абсолютно любое свидетельство. Причем суд не в силах что-либо доказать, т. к. всегда найдется уйма свидетелей, присутствовавших на свадьбе и готовых, всего за несколько пенсов, подтвердить истинность любого факта.
  В 1700 г. законы и обычаи вступления в брак были настолько противоречивы и запутаны, что тысячи лондонцев не были уверены в законности своего супружеского статуса, да и не знали, что такое правомерный брак вообще. Согласно смутным представлениям, при свидетелях должно произноситься что-то типа "Я, Джон, беру тебя, Анну, в жены", после чего пара провозглашается мужем и женой перед лицом Бога. Для большинства семейных пар такого обряда, признанного и одобренного соседями, было достаточно. По церковным канонам данный брак считался нерасторжимым и связывающим людей навеки. Государственный закон, однако, закреплял права на собственность только тем супругам, которые прошли публичную церемонию, иначе ни муж, ни жена не могли претендовать на состояние своей половины, а их дети не вступали в права наследования.
  Для самого простого люда делом особой важности казался обмен пары символическими предметами: кольцами или половинками одной монеты; это закрепляло союз и вносило характер формального контракта.
  Началом брачного возраста считались 14 лет для юношей и 12 лет для девушек. До достижения 21 года жениху и невесте требовалось согласие родителей или опекунов. Из-за отсутствия контроля над подпольными браками и ведением регистрации система регистрации была подвержена злоупотреблению. Женщина, например, могла узаконить своего ребенка и избежать позора, выскочив замуж за первого встречного. Имел место и обмен женами, зачастую удивительно нахальный: "В прошлый вторник двое мужчин поменялись женами, с которыми прожили по 12 лет. В тот же день, к общему удовольствию, браки были узаконены во Флите. Мужья вручили друг другу своих жен и вместе отпраздновали событие".
  Один священник записал как-то в своей карманной книжке, что подозревает новобрачных в принадлежности к женскому полу, и на самом деле есть свидетельства о подобных союзах.
 Сезар де Соссюр, иностранец, гостивший в Лондоне, описал в послании своей семье следующую форму злоупотребления: "Женщина, вступающая в брак, освобождается от долгов, так что, оказавшись в трудной ситуации, грозящей тюремным заключением, она попросту находит холостяка, там уже давно пребывающего, который за три гинеи рад будет на ней жениться. Зовут священника, и он без промедления заключает союз, ведь во Флите на это не нужны ни санкции, ни объявления. Далее распивается бутылка пива или вина, выдается свидетельство и новоиспеченная жена уходит, чтобы больше никогда не увидеть своего мужа. Когда же приходят кредиторы, она предоставляет свой брачный документ, и арестовать ее становится невозможным. Да и мужа не привлечешь к ответственности за ее долги, он и так уже в тюрьме из-за неплатежеспособности. Вот такую изощренную хитрость позволял провернуть закон того времени.
  Несмотря на последствия, подпольная женитьба оставалась неимоверно популярной. Одной из ее самых темных сторон являлась возможность заманить и выкрасть богатого наследника или наследницу. "Отсюда и получались свадьбы между лакеями и достопочтенными молодыми дамами, чей союз потом, естественно, был не из легких", - отмечает Миссон. Часто при похищении в ход шли спиртное и наркотики: юные наследницы и богатые вдовы просыпались утром уже женами незнакомых им мужчин, успевших воспользоваться бессознательным состоянием невольных невест в своих похотливых целях. Только в 1753 г. подобной мошеннической деятельности положит конец Закон о браке.
  Даже когда заключался брак по обоюдному согласию, люди пытались обойти закон. Некоторые отрицательно воспринимали необходимость оглашения помолвки перед свадьбой, считая это возмутительным вмешательством в личную жизнь.
  Многие лондонцы чувствовали неловкость из-за принародного оглашения будущего брака. Происходило это событие во время утренней службы в воскресенье, когда все жители Лондона посещали церковь. Обычно все прекрасно знали, что жених и невеста еще до свадьбы занимались сексуальными играми не с одним партнером и, естественно, что такие парочки стремились избежать издевок и всезнающих ухмылок прихожан. Выходившие замуж из корыстных соображений, в свою очередь, не хотели слышать, что об их поступке думают другие.
 


LAST_UPDATED2
 

Добавить комментарий


Краткие новости

Если у вас есть желание помочь отсканировать или вычитать книгу, то милости просим вас обращаться в тему на форуме: 

Для желающих помочь с вычиткой, сканом или переводом.

...